"Открытие Третьего Мира" Ганжела Андрей
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [8]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 41
Главная » Статьи » Мои статьи

Атака растений

Атака растений

Филлип Грейс, выстроив своих подчиненных в цепь и приказав держать стримеры наготове, быстро удалялись от корабля. Шли молча. У полковника из головы все не выходили слова командора о назначении Андерса Ганлоу руководителем второй разведгруппы. Сам он настаивал на кандидатуре лейтенанта Павленко или готов был даже пожертвовать своим любимцем – Серджио Монтаной. Кого-кого, но Андерса он знал, как свои пять пальцев, работая с ним в одной корпорации и зная его личное дело. Да, он был отличным менеджером с твердой хваткой, у него была отличная репутация и великолепная характеристика с предыдущего места работы. Да, у него было два высших образования – инженера-биоэлектронщика и хай-менеджера. Даже, вроде бы, Сюмье заставила его поступить заочно на исторический или психологический факультет Московского университета. Да, Ганлоу неплохо владел древними боевыми исскуствами: у-шу, ай-кидо, дзю-до. В последнее время на Земле стало модно заниматься этими забытыми видами спорта. Но вся сущность Филлипа Грейса, весь его 60-летний военный и армейский опыт протестовал против штатского в роли командира разведгруппы. Пусть даже на спутнике нет ни одной живой души. По его твердому разумению только человек в погонах и с регалиями может вести разведку. Их этому учили на тренингах, сборах в реальных боях и схватках. Даже самому молодому и «зеленому» среди них солдату, Арнольду Холтону, он доверил бы свою жизнь больше, чем какому-то там инженеришке. Грейс догадывался, что маленький червячок белой зависти гложет его душу. Возможно, он завидовал молодости Андерса, его достижениям. Не каждому удается в свои 35 лет подняться до заместителя босса по экономике. Эдак, он скоро сравняется с полковником. Ведь Грейс уже 3 года был заместителем генерального менеджера по безопасности – правой рукой мистера Джорджа Агапотти. И было трудно смириться, что какой-то желторотик, какой-то Ганлоу станет левой рукой его босса.

Так, размышляя и чертыхаясь, старый вояка пробирался через серебристые заросли неизвестной растительности. В его черных очках уже отражался серебром приближающийся синий лесной массив, а под очками зорко и внимательно глаза бывалого волка следили за четырьмя людьми, за ветром, за травой… все как учили – нужно ожидать худшего и быть в полной боевой готовности.

– Сержант Монтана, что притих? Доложить обстановку! – нарочно сердито приказал полковник, словно пытался согнать все свое негодование на подчиненном.

– Все вроде бы спокойно, но какая-то зловещая тишина.

– Затишье перед бурей. Ты это хочешь сказать, сержант?

– Может связаться с командой Ганлоу, что там у них?

– Ты, Монтана, еще с яслями свяжись, – сверкнул глазами Филипп Грейс, – нашел у кого совет спрашивать. Они же стример от бластера отличить не могут. Вышли на разведку вояки хреновы с одними бластерами. Да в хорошей заварушке ними можно только картошку жарить.

Громкий хохот Селезнева и Холтона дали полковнику понять, что его шутка понята и одобрена личным составом. Только Флеш оставалась без эмоций. Это и понятно, кибер – есть кибер, и он не военный, хотя команды выполняет мгновенно, а стреляет – дай бог каждому человеку такую сноровку в обращении со всеми видами оружия. Смущенный Сержио потупил взгляд и серьезно сказал:

– Док, лучше бы Вы дали им пару боевых советов, жалко ведь, если что случится…

– Ладно, – смягчился полковник, – сделаем привал в джунглях Веры, а затем, возможно, и свяжемся с молодым пополнением.

Группа входила в тень серебристо-синего леса. Растительность походила на заросли земных тропических джунглей, но только доминировал синий оттенок от светлых до темных тонов. Это было необычное зрелище, но большинство армейцев команды видели и не такое. Серебристо-синий туман размывал очертания предметов, поэтому лес просматривался не очень хорошо, но электронный сканер-глаз позволял видеть и распознавать объекты на десятки миль вокруг. Прибор показывал отсутствие каких-либо признаков животного мира. Почти полное отсутствие звуков, которые люди привыкли воспринимать как должное и которые обычно сопутствовали жизнедеятельности птиц, насекомых или других живых организмов – все это держало в напряжении пять пар глаз и ушей. Это было непривычно даже для бывалых вояк и нагоняло страх. Лишь тихое поскрипывание крон стометровых могучих палактидов, которые также произрастали и на Трило, раздражали напряженный слух боевой команды.

Огромные десятиметровые в диаметре стволы этих гигантов походили на ноги великанов, которые погрузли в земле под тяжестью громадных тел их владельцев. Полковника даже передернуло от этих мыслей. Не хотелось быть лилипутом среди титанов.

– Жутковато, – прервал тишину Селезнев, чувствуя как ледяной холодок пробирается под кожу. – Здешние лианы похожи на змей с планеты Ганда. Они нападали на жертву стаями и разрывали ее на куски или раздавливали, перемалывая их кости до фарша. Обидно, что это была единственная разумная, но и жестокая форма жизни на этой планете. Наша экспедиция всех их уничтожила, там я потерял сразу пару своих друзей-однокурсников.

– Да, – подтвердил Монтана, – а я потерял целый взвод десантников на Балисе системы Цунтарион. Вымотались, как собаки, в поисках группы ученных. Трое суток без сна. Я дал своим привал, чтобы выспались, а сам ушел в дозор. Прихожу, все на месте, думал мертвецки спят, а оказалось – все умерли от аромата цветов Калахи. Этот цветок вырабатывал психотропные ферменты сильнее героина раз в сто. Вот такая сладкая и глупая смерть команды, – Сержио опустил лицо, чтобы скрыть неловкую слезу.

– Твои цветы хоть аромат давали, а в меня кислотой лили, как из бронзбойта, и ядовитыми шипами стреляли, – принял эстафету страшных воспоминаний Арнольд, – я до сих пор в холодном поту вскакиваю среди ночи, когда мне снятся ужасы планеты Сояха. Человек бесследно исчезал за пять минут при попадании хотя бы грамма белкасовой кислоты на его тело. Пока наши аналитики додумались использовать тяжелые скафандры, скольких людей мы потеряли.

Резкое движение справа и гулкое падение заставило на миг замереть сердце и дыхание полковника. Почти одновременно Холтон, Грейс и Монтана в мгновение ока автоматически сдернули предохранители и направили стволы стримеров в сторону донесшегося шума. Каково же было их удивление, когда из-за голубоватого низкорослого кустарника показалась милая головка Флеш, которая, вставая и отряхиваясь, бурно чертыхалась на здешние коряги и вылизавшие из почвы корни могучих деревьев.

– Эдак можно и ноги протянуть с перепугу, – нарушил напряженную тишину Владимир, снимая с плеча аннигилятор и запуская его энергоматор для приведения оружия в боевую готовность.

– Женщина на корабле – это к несчастью! – с улыбкой пробасил Холтон, – так говорили капитаны флибустьеров в IV веке.

– У тебя есть время еще и историей заниматься? – удивился Серджио.

– В свободное время на корабле я любил посещать фильмотеку, а там много интересного узнаешь.

– Так или иначе, Флеш хороша во всем, кроме настоящей мужской работы, – продолжал издеваться над кибером полковник. – В следующий раз вместо оружия выдадим тебе одежду клоуна.

– Сэр, готова поклясться, что корней там не было, – докладывала кибер, – они словно вылезли из почвы и схватили меня за ногу.

– Не оправдывайся, Флеш, – подтрунивал Владимир, – хорошо еще, что только за ногу схватили тебя, а не забрались повыше.

Вояки залились дружным звонким гоготом над пошленькой шуточкой. Флеш гордо подняла голову и спокойно, глядя прямо в глаза своему командиру, сказала: «Будьте бдительны, я не вру...». Произнося эту фразу, кибер машинально перевернула из-за спины свой стример и привела его в боевое состояние, одним движением она активизировала два бластера, висевшие на ее шикарных бедрах. Было видно, что киберу не до насмешек. Она превратилась в зрение и слух, словно готовилась к битве.

Действия кибера насторожили команду. Смех затих. Эта модель робота № 147/С еще не имела блока юмора и не могла разыгрывать людей ни действиями, ни шутками. Впереди замаячил серебристый просвет то ли поляны, то ли луга. Группа медленно выходила из темно-синих объятий леса. Нервы у всех были натянуты, как струны.

Неожиданный свист сзади заставил полковника сделать сальто с разворотом и одновременно выстрелить в сторону звука. В полете он видел краем глаза черную тень и уже твердо знал, что это не падение Флеш. Красноватая нить плазмы стримера лихо срезала и положила на серебристую траву перед ногами Филиппа Грейса лиану толщиной с запястье, которая заканчивалась пятью красноватыми отростками с шипами. Обрубок конвульсировал, и из него текла сине-черная вонючая жижа. Новый свист заставил полковника прервать наблюдения и вернуться к схватке с неизвестностью. Второй обрубок лианы упал перед ним, срезанный стримером Арнольда. «И все-таки я был прав насчет Холтона…», – мысли Грейса были прерваны очередным свистом, доносившимся справа. Группа держала круговую оборону, а длинные свистящие лианы с пятипалыми шипами уже летели отовсюду. Полковник отметил, что его ребята не давали ни малейшего шанса этим вонючим отросткам добраться до их жизненного сектора, прерывая их полет красными вспышками стримеров.

– Это прямо как змеи на Ганде, – обливаясь потом, выкрикнул Селезнев, – идите к своему папочке, грязные твари.

Его выстрелы особенно точно поражали цель.

– Откуда они берутся? Не могу понять, – плюя сквозь зубы, ворчал Холтон. – Было же все спокойно!?

– Из леса сигают, из травы вылетают или выпрыгивают, – холодно докладывала Флеш, – я же говорила быть настороже. Смотрите под ноги. Они могут хватать за ноги, как меня.

Громкий вой, доносящийся из чащи леса, заставил людей прикрыть уши, что позволило нескольким лианам свободно взметнуться в воздух в сторону разведчиков.

– Слушай мою команду, – Филиппу нужно было что-то срочно предпринимать. – Всем включить звуковую защиту. Флеш и Селезнев, оборонять позицию, держать противника на расстоянии. Рядовой Холтон, свяжись по рации с кораблем и со второй группой предупреди их об опасности. Сержант Монтана, проверь свой аннигилятор и наблюдай за дальним правым краем леса, мне не нравятся красные точки и… – Грейс медлил, – и, по-моему, деревья передвигаются в нашем направлении.

Сержант припал к видоискателю бинокуляра. Полковник был прав. Джунгли медленно двигались в их сторону, закрывая возможный отход через серебристую поляну. Красные точки походили на цветы и тоже плавно сунулись, медленно покачивая алыми лепестками.

Громкий вой, который заставил Грейса прибегнуть к звуковой защите, приближался. Крик, вой и плач одновременно летел вдоль земли, разрывая и разбрасывая ее в разные стороны. Полковник стрелял наугад, надеясь попасть в орущий предмет, но его попытки не увенчались успехом. Мощный удар куска земли повалил Филиппа навзничь. Он только успел заметить, как тонкая гибкая ветвь обвила несколько раз Холтона вокруг туловища и с размаху кинула его в сторону, откуда вылетали свистящие лианы. «Они его порвут», – мелькнуло в голове Грейса. Но тут, включив реактив у флайпа, Флеш взмыла за Холтоном. Она опередила траекторию падения Арнольда и, схватив его тело на излете, взмыла в небо, возвращаясь с солдатом на боевую позицию. Полковник был благодарен этой женщине-киборгу за проявленные смелость и хладнокровие. Он знал, что задачей любого робота было спасти человека ценой собственной жизни. Но каждый раз он поражался действиям творения рук человеческих. Флеш нежно положила Холтона у ног Грейса и быстро вернулась на свою позицию. Арни был без сознания, но живой.

Полковник принялся оказывать первую помощь пострадавшему, когда новый крик раздался слева от него. Селезнев натащил на себя флайп и, схватив аннигилятор, медленно начал подниматься в воздух. «Почему так медленно», – думал Грейс. Владимир прицеливался в воющую ветку, разрезающую землю. Выстрел из аннигилятора был беззвучным, зато все увидели брызги оплавленной земли и услышали, как резко заткнулся, режущий слух, ор. Крики радости вырвались из груди вояк. Проделав еще несколько мощных залпов, Селезнев заткнул атаки «свистунов», выиграв пару минут для передышки всей команды.

– Плевое дело воевать с этой мерзостью, – заявил Селезнев, приземляясь с победоносным видом, – на Ганде было пострашнее.

– Не торопись радоваться, солдат, – вмешался Монтана, наблюдавший за наступающими джунглями, – я тут, между прочим, подстрелил пару аленьких цветочков… Так вот, вместо одного цветочка появляется сразу десяток.

Только теперь все обратили внимание, что количество красных точек, двигающихся на разведчиков, резко увеличилось.

– И нет никакой гарантии, что это были только розочки, – продолжал Серджио, – вероятно, и «свистуны» размножаются со страшной скоростью, пока мы думаем, что их уничтожаем. Мы же ничего не знаем о физиологии этих растений, о способах их размножения.

– Думаю, что уже знаем, – перебил Грейс, приведя в чувство рядового Холтона и передав его на попечительство кибера. – Как бы они не размножались почкованием или спорами, но они вырастают очень быстро. И как их уничтожить, если, возможно, с каждым нашим метким выстрелом число противников возрастает.

– Интересно, как дела у Ганлоу, у него же две девчонки на шее и полное отсутствие опыта боевых действий, – некстати вставила Флеш, поднимая Арнольда на ноги и глядя на полковника.

– Рядовой Холтон, вы связались с кораблем и группой Андерса? – спросил Грейс.

– Никак нет, связь отсутствует! – отрапортовал солдат.

– Какова причина? Хотя бы дал сигнал SOS?

– Причина не установлена. SOS передаю.

– И как нам быть в такой ситуации? – полковник рассуждал вслух. – Доложить, что у нас с боезапасом?

– Рядовой Селезнев, у меня десять «мощных» на аннигиляторе, половина заряда стримера, две звуковые гранаты, флайп и кинжал.

– Рядовой Холтон, три четверти заряда на стимере, два бластера, световая граната, кинжал.

– Сержант Монтана, полный запас стримера, бластер, две разрывные гранаты, кинжал.

– Киборг Флеш, половина заряда стримера, флайп, два бластера, две газовые гранаты.

– И у меня половина стимера, два бластера и атомная граната, – подытожил полковник. – Если атаки не усилятся, то с такими припасами мы сможем продержаться еще часа три.

– Придется уповать на чудо, что кто-то сможет прийти к нам на помощь, ведь раньше 19.00 нас могут и не кинуться, – предположил Холтон.

– Сейчас 14.15 и до время «Ч» можно не дотянуть, – тяжело вымолвил Филипп Грейс, словно самое худшее уже свершилось, – поэтому, рядовой Холтон, я Вам приказываю отдать полный свой боезапас группе, кроме бластеромета и кинжала, надеть флайп, долететь до корабля за подмогой.

Все понимали, что это самое правильное решение, чтобы избежать худшей участи всей группы и спасти хотя бы одного человека. Арнольд быстро натянул флайп, понимая, что он, возможно, последняя надежда команды. «Ну, давай, сынок, не подкачай и держись выше деревьев!» – по-отечески обняв за шею солдата и прижавшись лбами, полковник давал последние указания, затем резко оттолкнул Холтона, активировав реактив летающего ранца. Рядовой плавно взмывал вверх, держа направление обратно к кораблю.

«Свистуны» заставили отряд развернуться в боевые позиции. Равномерная стрельба стримеров и плюхканье на серебро травы черных пятипалых лиан на несколько минут заворожили полковника и отвлекли его внимание от удаляющегося в небе солдата.

– Берегись шипов! – раздался крик Монтаны, и все, как по команде, упали на землю. Своевременно, потому что в воздухе со всех сторон и на различной высоте засвистели оранжевые шипы, которые неприятно чвиркали, врезаясь в преграды из земли или кустарника, испражняя облако мелкой ни то пыли, ни то пор. Медленно оседая на серебристую траву, оно оплавляло ее, оставляя за собой выжженное черное пятно. Похоже, что это была сильнодействующая кислота или другая агрессивная среда. Настала неловкая тишина. Скорее всего, для очередной атаки шипам требовалась «перезарядка» или прорастание.

– Кто или что стреляет шипами, сержант? – обратился к подчиненному Грейс.

– Красные цветочки. Они приблизились достаточно плотно со стеной джунглей и открыли свои листы, а оттуда эта нечисть вылетела. И главное – стрелять по ним бесполезно, иначе аленьких цветов станет еще больше.

– Владимир, а ну обработай их аннигилятором, – приказал полковник, – не должны они выжить.

Селезнев привстал на колено и произвел пару мощных выстрелов по шипометным цветам. Два гриба из оплавленных камней и обломков пылающих палактидов взметнулись вверх. Когда последние куски деревьев и породы с диким грохотом упали, то стало видно красноватое облако из пыльцы, гонимое северным ветром, которое постепенно опускалось на землю, немедленно пуская ростки и поднимаясь во весь рост навстречу незваным гостям. Новый цветок вырастал секунд за десять. Аннигиляторы справились со своей задачей, цветов заметно поубавилось со стороны джунглей, но значительное их число выросло по направлению движения облака пыльцы.

– Что там говорил Арни на счет шипов с планеты Сояха? – ввернул Селезнев, улыбаясь. – Он как в воду глядел.

Полковник невольно перевел взгляд в направлении улетающего Арнольда и обомлел. Холтон беспомощно дергался и кружился на флайпе, привязанный за ноги лианами-свистунами. Он тщетно пытался отстрелить их бластерометом, но это было затруднительно осуществить. Наконец, срезав лучом одну лиану, он с бешеной скоростью закружился над джунглями на другой. Филипп Грейс видел как по лиане, держащей его солдата и тянущей вниз, проворно взбиралась вторая «гадюка». Мало того, представляя собой открытую мишень, Холтон становился лакомой добычей для шипометов, которые теперь располагались почти под ним. Красные головки цветов и их листья медленно разворачивались для атаки на Арни.

– Флеш, помоги Холтону! Селезнев, огонь по цветам! Монтана, прикрывай тыл! – чеканил команды полковник, одновременно открывая огонь в направлении своего солдата, которого зачем-то хотели пленить местные растения.

«Чем мы им не понравились?», – думал Монтана, срезая «свистунов» мелкими короткими выстрелами. Заряд его стримера заканчивался.

Флеш давно бросила пустой стример и бежала на помощь Холтону, быстро и метко срезая противника из двух бластерометов. Срезанные лианы нехотя отпустили вторую ногу Холтона, и он быстро начал набирать высоту, несмотря на дикую боль от уколов пятипалых лиан в онемевших ногах.

«Только спасти ребят, добраться до корабля» – сверлила мысль сознание рядового. Тупая боль в спине заставила Арнольда вновь потерять сознание. Флеш видела рой шипов, которые со страшной силой взметнулись вверх по направлению Холтона, и она знала, что ему не ускользнуть от них. Она слышала крик Серджио: «Ложись, шипы!». Кибер чувствовала вонзающиеся в ее тело острые иглы, как расплавляется под действием кислоты легкий защитный костюм, как ее синтетическая кожа тает подобно снегу, но команда «Спасти людей» заставляла ее сражаться. Она продолжала стрелять и держать круговую оборону одна, испепеляя бластерами все и вся, пытаясь освободить место для посадки бесчувственного Арнольда, стараясь защитить припавших к земле людей, стремясь из последних сил поразить как можно большее количество «свистунов» и «шипометов». «Спасти людей» – и Флеш, отбросив уже бесполезные пустые бластеры, активизировала две оставшиеся газовые гранаты и направила их в сторону цветов. «Спасти людей» – и кибер из последних сил ползла по остаткам серебристой поляны, чтобы грызть, рвать, царапать, кусать, ломать что-угодно, лишь бы спасти людей. Она должна была выполнить свою задачу любой ценой, для этого создал ее человек. Последнее, что видели глаза Флеш, когда ее тело конвульсировало, это подлетающая шлюпка с корабля, бегущие Сергеенко и Ганлоу, почему-то спокойные цветы и лианы. Последнее, что она слышала: «Что у Вас случилось? Все живы». Последнее, что думал кибер: «Все живы, значит, люди спасены. Задание выполнено!». Остальные события уже развивались без робота модели № 147/С.

Content-Disposition: form-data; name="file1"; filename="" Content-Type: application/octet-stream
Категория: Мои статьи | Добавил: otkpitie-3-mipa (16.01.2008)
Просмотров: 663 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.7/3 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz