"Открытие Третьего Мира" Ганжела Андрей
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [8]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 41
Главная » Статьи » Мои статьи

Старт на Надежду. Атака космических пиратов.

Старт на Надежду

Атака космических пиратов

Бесшумная работа магнитоплазменных двигателей практически не выдавала начала полета. Лишь последующая небольшая вибрация звездолета при отрыве от поверхности спутника и металлический скрежет втягивания четырех посадочных опор свидетельствовали о наборе высоты и скорости «Звездного Странника». В связи с тем, что цель полета находилась совсем недалеко, практически на той же орбите, что и «Вера», был выбран плавный старт с минимальным ускорением, чтобы не подвергать экипаж ненужным перегрузкам, тем более что оптимальная траектория полета предполагала ожидание на орбите планеты Трило естественного подлета ее второго спутника Надежды.

Непривычное явление – перед стартом в рубке управления собрался почти весь экипаж за исключением Монтаны, Павлова и Флеш. Три пустых кресла неуклюже зияли, словно пробоина в корпусе старинного эсминца, делая его заведомо слабым и уязвимым. Все молчали, ни привычных шуток, ни смеха. Хлесткие указания командора и суета пилотов у панелей управления – вот и все монотонное однообразие столь долгожданного и необходимого старта. Выведя «Звездный странник» на заданный курс, штурман Сьюзи Блейк включила автопилот и убрала страховочные ремни антигравитационного кресла, давая всем понять, что можно расслабиться и наслаждаться полетом. Но обычного послестартового чувства радости и легкости не наблюдалось. Давно не было подобных стартов, в воздухе чувствовалось напряженность и усталость людей. «Нет, нельзя допускать такой настрой в команде!»– думал Сергеенко.

– Арни, что-то не слышно тебя! Как-то непривычно! – прервал молчанку командор, задавая тон беседе, – то щебечешь без умолку, а то нем, как рыба.

– Задумался, командор.

– Браво, солдат, рад слышать от тебя, что ты «задумался», а то все приказания да распоряжения.

– Что, уже и помыслить нельзя?

– В том-то и дело, что думать можно и даже нужно, причем всегда и везде. Хвалю. Знаешь, есть одна русская пословица?

– Ну и какая же, Иван Петрович?

– Семь раз отмерь, один раз отрежь.

– Слышал. Она означает, что необходимо семь раз подумать перед тем, как один раз сделать.

– Правильно, Холтон. Жаль, что твой друг Сержио не знает этого правила. Не подумал, как следует, прежде чем бить физика по голове, теперь головная боль у всего экипажа.

Наступила неловкая пауза, в которую решительно ворвался полковник Филипп Грейс.

– Почему обязательно не подумал, – вставая с кресла, возражал он, – возможно, он был не в себе, например, или в состоянии аффекта, или находился под влиянием злобных споков…

Командор бросил такой уничтожительно испепеляющий взгляд на полковника, что тот нехотя осекся, и, пятясь назад, снова плюхнулся в свое кресло. Капитан успел просмотреть предоставленную ЭММОЙ видеозапись последнего разговора Монтаны и Грейса, и теперь вся картина развития дальнейших событий лежала перед ним, как на ладони.

– Сказал бы я Вам, полковник, под чьим влиянием находился Ваш подчиненный…, – Сергеенко выдержал намеренно долгую паузу, глядя прямо в глаза Филиппу, заставляя его съежиться и давая понять, что он все знает, – …да только сам пока не догадываюсь. Вы случайно не подскажете?

– Не-ет… – испуганно закрутил головой полковник, – может быть влияние космопиратов?

– Будем выяснять, возможно, это влияние споков, а возможно, Монтана вовсе и не тот, за кого себя выдает. Может быть, это хорошо адаптированный и перетрансформированный в нашу оболочку космический пират. Необходимо будет проверить.

Налаживающуюся дискуссию экипажа неожиданно прервал женский миловидный голос корабельного суперкомпьютера.

– Слева по курсу наблюдается движение звездолета, следующего параллельно нам. На связь не выходит. На запросы не отвечает. Предположительно это могут быть споки. Необходимо ожидать еще их подкрепления. В одиночку они, обычно, не нападают.

– Легки на помине, надо же, командор – с иронией заметил Селезнев, – прямо Ваши мысли читают или нашу беседу слушают.

– И так может быть, – бросил командор, – всем по местам. Внимание! Полная боевая готовность! Включить защитный экран! Круговая диорама! Ганлоу, займешь место Монтаны у ионной пушки слева по борту! Запросить Трило о помощи патрульных кораблей.

Владимир Селезнев, как самый опытный снайпер боевых действий в открытом космосе, занял место у центральной лазерной пушки. Лейтенант Павленко устроилась у скорострельной пушки, расположенной на правом борту звездолета. Андерс по распоряжению капитана уселся за пульт управления левой ионной пушки. Полковник Грейс, как обычно, приступил к обороне задних нижних шлюзов корабля, оснащенных фотонными аннигиляторами средней мощности. Операторы корабельных орудий защелкали тумблерами, заторопились пальцами по виртуальным клавиатурам, приводя орудия в боевую готовность. Стены рубки управления постепенно темнели, заменяемые изображением диорамы безграничного открытого космоса, где виднелся в нескольких тысячах километров звездолет-чужак. Подготовительная суета неожиданно была прервана шокирующим замечанием штурмана Сьюзи Блейк.

– Ой, у меня не включается защитный экран!

– Как не включается? – опешил Джон Болтон, – перед стартом я проверял все системы энергетического щита, все функционировало безупречно.

– Но я не обманываю, смотри.

С этими словами Сьюзи несколько раз нажала на сенсорные клавиши включения защиты. Индикатор не загорался. Арнольд нервно заерзал в своем кресле и обеспокоено пролепетал:

– Сделайте что-нибудь, пока это корыто не развалило нас на прачастицы с первого выстрела.

– ЭММА, что у нас с защитным полем! – запросил Иван Петрович.

– Система работает нормально, сбоев нет, – доложил холодный тембр компьютера.

– Непонятно, – забеспокоился Томми Ло

– Все, Болтону, понятно, – успокаиваясь, произнес механик, – кто программировал траекторию полета «Звездного Странника»?

– Ну-у, мы с Блейк, – растерянно протянула пилот Колли Блу, – а в чем, собственно, дело?

– Быстро переведите корабль в режим ручного управления и попробуйте включить защиту, а там посмотрим.

Сьюзи мгновенно отреагировала на слова механика, переведя звездолет с автопилота на ручное управление и пробуя включить защиту. На этот раз все было в норме. Защитный экран активизировался, незначительно озаряя бездонный космос белесым свечением энергетического поля.

– Как ты догадался? – штурман Блейк изумленно смотрела на Джона, как будто он был фокусником или иллюзионистом.

– Неважно. Просто, когда Вы программировали траекторию полета, забыли вывести функционал защиты из режима автопилота. Таки образом, когда наш звездолет летел на автопилоте, Сьюзи физически не могла включить защиту, так как она была программно отключена ею же. А ответ мне подсказала наша ЭММА, с ее точки зрения все системы работают нормально, и даже, если не включается экран, она видит, что это специально запрограммированная человеком функция, и, соответственно, не подает никакого сигнала тревоги.

– Вот вам и человеческий фактор, – забубнил Шмателли, – О, Мадонна.

– Все хорошо то, что хорошо заканчивается, – примирительно заявил Сергеенко, – пожалуйста, девочки, будьте внимательны на будущее.

– Учтем, спасибо! – улыбаясь, ответила Блейк, – а нашего механика я сегодня вечером угощаю пивом за его находчивость и смекалку.

– Весьма польщен, не откажусь...

Милая беседа штурмана и механика была прервана металлическим заявлением киберледи:

– Внимание на экран диорамы. Ощущаются флуктуации гиперполя. Возможно, это помощь нам или подмога им.

Если неопознанный корабль находился слева от «Звездного Странника», двигаясь параллельно его курсу, то второй звездолет вышел из гиперполя справа от него, быстро удаляясь на такое же расстояние, что и первый, и занимая курсирующее положение в пространстве.

– Капитан, это они неспроста финты выделывают, что-то замышляется, – насторожился Ирман Фантози.

– Смотрите, они заняли местоположение между нами и планетой Трило, как бы отсекая нас от нее, – заметил Ганлоу, – проверьте, есть ли связь с трилонцами.

Колли оперативно набрала код выхода на трилонский терминал связи, но получила отказ системы. Канал радиосвязи был заблокирован. Тогда пилот попыталась выйти на диспетчерский пульт Земли. Дежурный диспетчер без проблем вышел на связь.

– Что у Вас за проблемы, «Звездный странник»?

– У нас возможное нападение пиратов или споков, как Вам будет угодно? – затараторила Блу.

– Так свяжитесь с нашей ближайшей станцией в Вашем секторе.

– В том то и дело, что ближайший пост союзников на Трило заблокирован.

– Одну минуту, я сейчас попробую что-нибудь для Вас сделать.

Диспетчер исчез с экрана монитора, оставив за собой мигающую точку, означающую, что линия временно переведена в состояние ожидания. Колли Блу попыталась еще раз по запасному каналу выйти на трилонский патрульный блок-пост, но все ее пробы остались без результата. Она понимала, что это, скорей всего, западня со стороны пиратов, и что развязка может быть трагической для экипажа «Звездного странника». Комок подступил к горлу пилота, и необычная сухость появилась во рту. Осипшим от волнения и страха голосом Колли прохрипела в сторону Сергеенко:

– Иван Петрович, я не могу выйти на связь с Трило. Похоже, канал связи заблокирован споками.

– Как? Каким образом это могло произойти? – вслух рассуждал командир корабля, – ЭММА, ты пыталась выйти на связь с нашей трилонской базой.

– Да, и не раз, самыми разными способами и на различных частотах, – мелодично звучал приятный женский голос киберледи, – с Землей связь безупречна, а с Трило отсутствует. Колли получила такой же результат. Внимание, командор, на экран диорамы, чувствуются двойные колебания гиперполя.

– Наконец-то подкрепление нам подоспело, – искренне радовался Максимилиан Шмателлли.

– Нам? Это навряд ли! Слишком мало времени, чтобы взлететь и добраться нашим боевым кораблям, – рассуждал Сергеенко, – А вот им! Это, наверняка, подтягиваются силы мерзких споков.

К сожалению, интуиция в очередной раз не подвела командора. Два враждебных корабля вышли из гиперпространства почти рядом со «Звездным странником», на бешеной скорости удаляясь от него для того, чтобы погасить межгаллактическое ускорение, и, вероятнее всего, возвратиться для атаки на них. Воцарилось молчание. Каждый в этот момент искал выход из сложившейся ситуации. Иван Петрович размеренно шагал взад-вперед по рубке, нащупывая решение создавшейся проблемы и вслух рассуждая:

– У нас немного времени, минут десять или пятнадцать, пока они развернутся и скоординируют свои действия для начала атаки. Колли, что у Земли? Получилось связаться с Трило?

– Никак нет, капитан! Диспетчер сообщает, что блокировка канала связи похожа на работу современного частотного поглотителя. Два таких устройства как раз недавно пропали со склада юбилейной «ХХ Межгаллактической выставки вооружения». Но он направил нам на помощь звено сверхбыстрых эскаров с ближайшей от Трило станции «Кассиопея».

– Спасибо за беспокойство, но им потребуется около часа, чтобы добраться сюда, а у нас может не быть столько времени, – скептически заметил Сергеенко и продолжал, – похоже, что Ганлоу был прав, парочка кораблей споков отсекла нашу возможность радиоконтакта с трилонцами, как раз используя эти частотные поглотители. А два последних корабля были вызваны уже этими для конечной реализации какого-то своего коварного плана...

– Мы знаем их планы, – беспардонно вмешался в размышления командора Арнольд Холтон, – захватить партию кселита и технологию, находящиеся у нас на борту. Мы будем драться до последнего, сколько там этих пиратских корыт?

– Если очередные не пожалуют следом? Вспомни, против скольких кораблей споков мы сражались в первый раз?

– Около пяти или шести штук, точно не помню.

– Споки подобны хищным гиенам, – применила свои знания по зоологии госпожа Штольц, – охотятся только стаей. Поодиночке они боятся вступать в сражение, а когда их много, они наглеют и начинают атаковать даже царей природы – львов.

– Благодарю, ЭММА, за оригинальное сравнение. Поэтому нам необходимо мобилизовать все свои силы для неизбежного сражения с космическими пиратами, дабы продержаться до подлета наших эскаров.

– Неужели нет никаких шансов избежать столкновения, может быть, необходимо вступить с ними в контакт, потянуть время или стартануть в гиперпространство поближе к своим!? – выдвинул свой вариант развития событий Шмателли.

Все с надеждой уставились на Ивана Петровича, ожидая его реакции на столь безумную, но имеющую право на жизнь идею. Сергеенко и Грейс понимающе переглянулись друг с другом. Пожалуй, только они знали, насколько коварны и жестоки пираты. Имея многократный опыт столкновения с беспощадным племенем споков, они знали, что любые переговоры с ними бесполезны. Во-первых, пираты предпочитают не вступать в переговоры с жертвой, а во-вторых, если они и вступают в контакт, то лишь с одной целью, чтобы усыпить бдительность экипажа или оказать на него психоделическое или гипнотическое воздействие. Известны случаи, когда под воздействием гипноза споков, им безропотно сдавались целые города и даже военные космические эскадры, направлявшиеся как раз для их уничтожения. Только лишь после смерти около тридцати лет назад их многолетнего и бессменного лидера, а также мастера гипноза Фалтоса с планеты Цырава, космическое пиратство резко пошло на убыль, искореняемое объединенной армией Союза Созидающих Рас. Но, несмотря на это, пираты продолжали славиться искусством гипноза.

– Макс, ты видишь, что пиратское племя не выходит на связь, чем собственно уже нарушает устав Конфедерации, – пришел на помощь командору Филипп Грейс, – так что потянуть время не получится. А на счет прыжка в гиперпространство – идея неплоха, но технически трудно выполнима в данной конкретной ситуации.

– Что мы разогнаться не можем?

– Да, Максимилиан, именно так. Нам негде взять безопасный разгон. Ты же знаешь, что для гиперпрыжка необходимо как минимум десять тысяч километров по прямой, чтобы разогнать звездолет до требуемого значения скорости. Мы находимся в окружении планет и спутников. Пираты случайно или специально, но очень удачно выбрали место для нападения на наш корабль. Мы загнаны в угол. Позади нас расположен спутник Вера, с которого мы только что стартовали. Таким образом, мы не можем резко отступить назад в гиперпространство. Впереди нас находится планета Трило с ее плотной атмосферой и двумя другими своими спутниками. Справа и слева от нас находятся корабли споков, оснащенные не только частотными поглотителями, но и ионными пушками, готовыми уничтожить нас при первом же приближении. При гиперпрыжке любой звездолет всю энергию концентрирует на кинетическом разгоне, в таком состоянии защитное поле корабля минимизируется, делая его беззащитным и уязвимым для самого безобидного попадания. Возможно, этой ошибки от нас и ждут вражеские стратеги. Еще два корабля пиратов заканчивают выходить на атакующие позиции сверху и снизу…

– Внимание, наблюдаются двойные колебания гиперполя, – перебил полковника доклад ЭММЫ.

Все обратили внимание на диораму корабля, где был виден очередной вылет подкрепления споков. Два звездолета, как и предыдущие, очень быстро удалялись от «Звездного странника», обозначенные синеватым пламенем своих двигателей, в то время как уже четыре звездолета споков находились на исходных позициях, готовые в любой момент ринуться в атаку.

– Всем приготовиться к бою! Уже шесть вражеских кораблей, – скомандовал Иван Петрович, – нам остается уповать только на чудо. Так что, Натали, это по твоей части. Ты сегодня утром сотворила невозможное с Павловым, нормализовав его состояние. Может быть, у тебя каким-то образом получится телепатически сообщить трилонцам о наших проблемах? Хотя, такие расстояния… Прости, это, наверное, глупая затея.

– Вовсе нет, командор, – с готовностью ответила Сьюме, – я попробую, но ничего не могу гарантировать.

– Понимаю. Удачи! На тебя, девочка, последняя надежда, – по-отечески обратился к ней Сергеенко, видя, как Натали закрыла глаза и погрузилась в мягкие объятия антигравитационного кресла.

В очередной раз командор отметил, что отдает судьбу всего экипажа в руки этой хрупкой и очаровательной девушки, которая так непонятно и по-новому относится к тривиальным и обыденным для всех вещам, заставляя каждого из них по-новому смотреть на жизнь во всех ее проявлениях. Но сам он не надеялся на чудеса и готовился к самому худшему. Переведя взгляд на диораму, Иван Петрович пытался просчитать возможные варианты нападения со стороны космических пиратов и необходимые маневры для его корабля, чтобы остаться в живых самим и принести максимальный урон противоположной стороне. Конечно, «Звездный Странник» не являлся боевым кораблем, и поэтому не был достаточно хорошо укомплектован различного рода вооружением для ведения космических войн, но у него, несомненно, были и преимущества: последнее обновленное поколение современнейших межгалактических звездолетов с высокой маневренностью и способностью выдерживать большие перегрузки, а также значительная степень защиты корабля и экипажа. Капитан продумывал оборонительную стратегию, пытаясь максимально использовать достоинства своего корабля, а также фактор неожиданности.

– Лучшая оборона – это нападение. Как ты думаешь, Филипп? – обратился Сергеенко за советом к полковнику.

– Неплохая идея, командор, эта тактика не раз оправдывала себя в бою.

– Если мы немедленно атакуем споков, то имеем возможность уничтожить хотя бы один вражеский корабль, тем самым, увеличивая свои шансы на выживание или спасение.

– Согласен. Пираты не посмеют начать атаку, пока два последних звездолета не выйдут на боевые расчеты. А они как раз в состоянии торможения из гиперпространства, поэтому у нас около десяти минут на все про все.

– Селезнев, Павленко, Ганлоу, Грейс, полная боевая готовность! Мы атакуем! Фантози, полный вперед! ЭММА, временно отключить защиту для максимального ускорения! При первых же признаках атаки немедленно ее активизируешь обратно. Стрелять по приказу, а дальше будет видно.

– С богом, ребята! – воинственно закончила Нина, оборачиваясь к своему пульту управления скорострельной пушки.

Ирман вывел двигатели на максимум, вдавливая экипаж в мягкую податливую оболочку антигравитационных кресел. Звездолет стрелой разрезал космическое пространство, стремительно уменьшая критическое расстояние между противниками. Похоже, что споки не ожидали такой выходки со стороны землян. Их корабли застыли в решительной неподвижности, становясь хорошими мишенями для команды Сергеенко.

– Первый короткий залп из всех орудий по всем кораблям. Ганлоу, ты берешь на себя первый номер, Павленко – четвертый, Селезнев – второй и третий. Далее по команде! – руководил боем капитан.

Быстрое самонаведение на объект и неповоротливость противника принесли ожидаемый результат. Сгустки плазмы из орудий «Звездного странника» разрезали мрак космоса, точно поражая свои цели. Было видно, как вражеские корабли отразились бликами защитных экранов и постепенно, как бы нехотя, начали разворачиваться и маневрировать.

– Длинный мощный залп из всех орудий по второму номеру, пока они не опомнились, – координировал огонь командор.

Струи беспощадной плазмы из головной лазерной, левой ионной и правой скорострельной пушек слились в один мощный поток, не оставляя никаких шансов вражескому кораблю. Было видно, как безнадежно пытается выдержать атаку защитный экран звездолета споков, как с каждой секундой блекнет и тает его блокирующий потенциал, полностью исчезая и подставляя безжалостным лучам землян беззащитную металлическую поверхность обшивки. Ничто не могло уже сдержать столь мощный энергетический напор. Ярко-алым пятном термоядерного взрыва отметилось бывшее место нахождения корабля противника, только теперь заставив «Звездный Странник» прекратить поливать его огнем из всех орудий. Громкое, ликующее «Ура!» прокатилось по рубке управления, заставив Натали раскрыть глаза и прекратить свои попытки телепатической связи с Трило.

– Такой же залп по третьему номеру, пока он не вышел из нашего сектора обстрела, – командовал Иван, вытирая рукавом капельки пота, струящиеся по его лицу.

Тот же сценарий атаки развивался и на третьем номере противника за небольшим исключением того, что он уже разгонялся, пытаясь уйти от приставучих испепеляющих лучей корабля землян. Автоматика самонаведения цепко держала противника под обстрелом, когда раздался взволнованный голос штурмана:

– Внимание! Нас атакуют с трех сторон! Первый номер и пятый с шестым!

– Это что? Уже гиперпространники к ним присоединяются? – удивился Селезнев, переводя свою центральную пушку на новые объекты атаки и открывая ответный огонь, – ну и время летит, думал, что только минута боя прошла.

– Защитный экран активизирован на 50 % мощности, чтобы не потерять огневую мощь корабля, – раздался информационный тон ЭММЫ, – атака пройдет мимо, поскольку у нас развита большая скорость, при которой вероятность попадания минимальна.

– Это если нас не нагонит седьмой номер, – вмешался Филипп Грейс, ведя прицельный огонь с тыльной стороны звездолета.

– Гиперполе пройдено сзади нас новым кораблем противника, который затормаживает, но быстро догоняет нас. Возможна атака с тыла, – подсказывала ЭММА, – для оптимизации защиты выставлен 100% щит сзади, 50% щит спереди и 25 % фланговая защита.

С включением защитных экранов скорость звездолета Сергеенко ощутимо снизилась. Дружный поток плазменных стрел, направленных на третий номер противника был вынужден распасться, не доведя начатое до конца. Его защитное поле было почти уничтожено, когда пушкам Ганлоу и Селезнева пришлось огрызаться яростным атакам новых кораблей пиратов. Павленко оставалось в одиночку добивать своими трассерами изнеможенный корабль споков, когда неожиданно он вышел из сектора обстрела, оставив досадное разочарование землянам и, очевидно, небывалую радость врагу. Было одно утешение – это то, что третий корабль пиратов не скоро вернется в бой и сможет ли вообще продолжать сражение.

«Звездный странник» оказался в самой гуще, зажатым между пятью боевыми единицами противника. Он яростно отплевывался из всех своих орудий, не давая спокам осуществить скоординированный прицельный огонь. Предоставить им такую возможность – это все равно, что подписать себе смертный приговор.

– Колли, есть связь с Трило? – окликнул пилота командор в перерыве между отдачей боевых приказаний.

– Никакой, – Блу беспомощно покачала головой, опуская глаза.

Она понимала, что от этого контакта зависит их жизнь или смерть.

– Натали, есть ли телепатический контакт с Трило? – Сергеенко с застывшей надеждой пристально смотрел ей в глаза.

Категория: Мои статьи | Добавил: otkpitie-3-mipa (17.01.2008)
Просмотров: 826 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz